Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 27.10.2014 по делу N 33-14384/2014

Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 27.10.2014 по делу N 33-14384/2014 Требование: О признании договора купли-продажи ценных бумаг недействительным, применении последствий недействительности сделки. Обстоятельства: Ответчик-1 является должником по исполнительному производству о взыскании денежных средств в пользу истца, однако при поступлении на лицевой счет ответчика-1 акций он продал их ответчику-2, что указывает на злоупотребление правом с целью избежать исполнения решения суда. Решение: Требование удовлетворено частично.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 октября 2014 г. по делу N 33-14384/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Г.А.Р. гражданское дело по апелляционным жалобам З. и ее представителя Н.Г.Р. на решение Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 18 августа 2014 года, которым постановлено:

в иске З. ФИО13 к М.Н. ФИО14, М.Х. ФИО15 о признании договора купли-продажи ценных бумаг ничтожным и применении последствий ничтожной сделки отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения в поддержку жалобы З. и ее представителя Н.Г.Р., заслушав возражения М.Х., его представителя С., Судебная коллегия

установила:

З. обратилась в суд с иском к М.Н., М.Х. о признании договора купли-продажи ценных бумаг недействительным, применении последствий недействительности сделки.

В обоснование исковых требований указано, что является взыскателем на основании решения Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 26.01.2005 о взыскании с М.Н. в пользу истца денежных средств в сумме 1400014 руб.. Постановлением судебного пристава-исполнителя Бавлинского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан от 07.04.2010 был наложен арест на имущественные права требования, принадлежащие должнику М.Н. о взыскании долга в размере 3402450 руб. с ФИО16 Должник М.Н. при наличии постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста, в целях неисполнения судебного акта, и указанного постановления, произвела отчуждение акций открытого акционерного общества "Акционерная нефтяная компания "Башнефть" в количестве 2966 штук, на имя М.Х., перешедших ей по исполнению денежного требования с ФИО17.

Просит признать вышеуказанный договор купли-продажи акций недействительным и применить последствия недействительности сделки.

Истица, ее представители исковые требования поддержали в полном объеме, подтвердив доводы, изложенные в исковом заявлении.

Ответчики, их представитель в судебном заседании исковые требования не признали.

Третье лицо - судебный пристав-исполнитель Бавлинского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан с исковыми требованиями согласилось.

Суд вынес решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционных жалобах З. и ее представителя Н.Г.Р. ставится вопрос об отмене решения суда как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, при этом приводятся те же доводы, что и суду первой инстанции. В частности, указано, что судом неправильно применены нормы статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене в силу следующего.

В силу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Судом установлено, что истица является взыскателем на основании решения Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 26.01.2005 о взыскании с М.Н. в пользу истца денежных средств в сумме 1400014 руб. Постановлением судебного пристава исполнителя Бавлинского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан от 07.04.2010 был наложен арест на имущественные права требования, принадлежащие должнику М.Н. о взыскании долга в размере 3402450 с ФИО18 Объявлен запрет на исполнение обязательств по исполнительному листу от 17.10.2008 в пределах суммы 1400014 руб., а также уступке права требования третьим лицам.

Из постановления судебного пристава - исполнителя вышеуказанного районного отдела судебных приставов усматривается перевод на лицевой счет М.Н. акций открытого акционерного общества "Акционерная нефтяная компания "Башнефть" в количестве 2966 штук.

Согласно договору купли-продажи от 10.12.2013, заключенному представителем по доверенности от имени М.Н., в собственность покупателя М.Х. был осуществлен переход права собственности на упомянутые выше, акции в том же количестве, что также подтверждается передаточным распоряжением от 10.12.2013.

Как видно из постановления судебного пристава-исполнителя от 23.12.2013, наложен арест на акции в количестве 2966 штук переведенные на лицевой счет должника М.Н.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что запрет на отчуждение спорного имущества применен судебным приставом-исполнителем в качестве меры обеспечения исполнения 23.12.2013, в то время как сделка между ответчиками заключена 10.12.2013. Действия М.Х. отвечают признакам добросовестного приобретателя, что дает ему право на защиту от вещно-правовых притязаний истицы, которая в данном случае претендует на получение этого имущества в рамках исполнительного производства, как результат неисполнения должником М.Н. денежного обязательства.

Между тем Судебная коллегия считает, что обжалуемое решение не может быть признано законным и обоснованным в связи с неправильным применением судом при разрешении возникшего спора норм материального права.

Согласно статье 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

К купле-продаже ценных бумаг и валютных ценностей положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если законом не установлены специальные правила их купли-продажи.

Как следует из материалов дела, ответчики совершили указанную сделку тогда, когда должник М.Н. имела задолженность перед истицей, установленную решением Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 26.01.2005, нарушив тем самым требования статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

На основании статьи 68 Закона об исполнительном производстве дозволенными судебному приставу-исполнителю мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

К числу таких мер пунктом 3 части 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве отнесено обращение взыскания на право получения должником платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя.

В силу части 2 статьи 69 Закона об исполнительном производстве взыскание на имущество должника обращается в размере задолженности, то есть в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, а также взыскания расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора.

Статья 75 Закона об исполнительном производстве допускает возможность судебного пристава-исполнителя обратить взыскание в рамках исполнительного производства на такие принадлежащие должнику имущественные права, как дебиторская задолженность, право получения денежных средств и права взыскателя по исполнительному листу. Следовательно, арест прав требования сумм, указанных в исполнительных листах судов, самим судебным приставом-исполнителем Законом об исполнительном производстве не предусмотрен.

Более того, обращение судебным приставом-исполнителем взыскания на право получения должником платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, также не предполагает изменения размера присужденных и взысканных судом с данного лица денежных средств.

Таким образом, анализ вышеуказанных специальных норм позволяет сделать вывод, что в отличие от участников гражданских правоотношений, судебный пристав-исполнитель не может свободно распоряжаться правами и обязанностями, закрепленными в исполнительном документе, за пределами полномочий, предоставленных ему Законом об исполнительном производстве.

Поэтому права и обязанности, облеченные в процессуальную форму исполнительного документа, для целей его исполнения могут быть исполнены судебным приставом-исполнителем только с соблюдением соответствующей процессуальной формы.

Следовательно, исполнение судебного акта является одной из гарантий реализации права на справедливое и эффективное судебное разбирательство и должно осуществляться под непосредственным контролем суда. Несвоевременное или ненадлежащее выполнение судебным приставом-исполнителем своих обязанностей с учетом существования объективных затруднений в исполнении судебного акта не должно нарушать принцип максимального сохранения прав требования лица, являющегося взыскателем по решению суда.

Вместе с тем судом не дана оценка тому обстоятельству, что заключение данного договора свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны М.Н. целью избежать исполнения указанного выше решения суда.

В силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается осуществление действий граждан и юридических лиц исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Следовательно, в судебном порядке должно проверяться реальное нарушение сделкой прав и охраняемых законом интересов лица, обращающегося с иском об оспаривании сделки, что также подтверждается пунктами 1, 2 статьи 174.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Между тем М.Х. не предпринял всех тех действий, которые требовались от него, исходя из характера сделки.

В частности, согласно статье 30 Федеральный закон от 22 апреля 1996 года N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" информация о ценных бумагах доступна всем заинтересованным в этом лицам независимо от целей получения данной информации в соответствии с процедурой, гарантирующей ее нахождение и получение. Раскрытой информацией на рынке ценных бумаг признается информация, в отношении которой проведены действия по ее раскрытию, что согласуется со статьей 8.1. Закона об исполнительном производстве об исполнение требований судебных актов эмитентами и профессиональными участниками рынка ценных бумаг.

Согласно статье 180 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из конкретных обстоятельств данного дела, а также, принимая во внимание, размер долга 1274238,69 руб. (л.д. 124), цену оспариваемого договора (3727800 руб.), Судебная коллегия приходит к выводу о том, что договор подлежит признанию недействительным в части количества акций, пропорциональному размеру задолженности (1274238,69 руб. / (3727800 руб. * 2966 акций) = 1013 акций.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 199, пунктом 2 статьи 328, статьей 329, пунктом 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

определила:

решение Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 18 августа 2014 по иску З. ФИО19 к М.Н. ФИО20, М.Х. ФИО21 о признании договора купли-продажи ценных бумаг ничтожным и применении последствий ничтожной сделки отменить.

Иск З. ФИО22 к М.Н. ФИО23, М.Х. ФИО24 о признании договора купли-продажи ценных бумаг ничтожным и применении последствий ничтожной сделки удовлетворить частично.

Признать договор купли-продажи акций открытого акционерного общества "Акционерная нефтяная компания "Башнефть" от 10 декабря 2013 года, заключенный между М.Н. ФИО25, М.Х. ФИО26, недействительным в части купли-продажи 1013 именных привилегированных акций типа "А", государственный номер выпуска <данные изъяты>.

Прекратить право собственности М.Х. ФИО27 на 1013 именных привилегированных акций типа "А", государственный номер выпуска <данные изъяты>, открытого акционерного общества "Акционерная нефтяная компания "Башнефть" и признать недействительной запись об их государственной регистрации в реестре зачислении на счет М.Х. ФИО28.

Признать право собственности М.Н. ФИО29 на 1013 именных привилегированных акций типа "А", государственный номер выпуска <данные изъяты>, открытого акционерного общества "Акционерная нефтяная компания "Башнефть", о чем внести соответствующие изменения в реестр.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Татарстан.


Вернуться назад
Защита адвоката при привлечении должника к уголовной ответственности
Защита адвоката при привлечении должника к уголовной ответственности

Каждый должник обязан знать, что в случаях, прямо предусмотренных Уголовным кодексом РФ, допущенное в...

Подробнее
ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Принят Государственной Думой 21 октября 1994 года...

Подробнее
Комментарии
Комментариев нет. Станьте первым!
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив