Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.07.2018 N 33а-13842/2018 по делу N 2а-1422/2018

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.07.2018 N 33а-13842/2018 по делу N 2а-1422/2018 Требование: О признании незаконными действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, освобождении денежных средств от ареста, возврате незаконно взысканных сумм. Обстоятельства: Административные истцы полагают незаконным обращение судебным приставом-исполнителем взыскания на пенсию должника по исполнительному производству, в результате которого остаток денежных средств составляет менее прожиточного минимума. Решение: В удовлетворении требования отказано.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июля 2018 г. N 33а-13842/2018

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании 30 июля 2018 года административное дело N 2а-1422/18 по апелляционной жалобе К.М. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 3 апреля 2018 года по административному исковому заявлению К.М., К.Т. к Кировскому районному отделу судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов России по Санкт-Петербургу, судебному приставу-исполнителю П.Е.Ф., старшему судебному приставу Ф. об оспаривании действий (бездействия), постановлений.

Заслушав доклад судьи И.Е.В., выслушав объяснения административного истца - К.М., действующей также в качестве представителя административного истца К.Т., административного ответчика - судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов России по Санкт-Петербургу Ю., действующей также в качестве представителя административных ответчиков судебного пристава-исполнителя К.А., и начальника Кировского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов России по Санкт-Петербургу Е., представителя заинтересованного лица Санкт-Петербургского Государственного казенного учреждения "Жилищное агентство Кировского района Санкт-Петербурга" - П.Е.А., судебная коллегия,

установила:

К.М. и К.Т. обратились в Кировский районный суд Санкт-Петербурга с административным исковым заявлением, в котором с учетом изменений заявленных требований просили признать незаконными:

- действия судебного пристава-исполнителя Л. по нарушению в отношении К.М. требований статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам), статей 11 (исполнение решений иностранных судов и арбитражей), 24 (извещения и вызовы в исполнительном производстве), 30 (возбуждение исполнительного производства), 79 (Имущество, на которое не может быть обращено взыскание), 80 (Наложение ареста на имущество должника), 99 (Размер удержания из заработной платы и иных доходов должника и порядок его исчисления), 101 (Виды доходов, на которые не может быть обращено взыскание) Федерального закона "Об исполнительном производстве", совершенные при возбуждении и в ходе исполнительного производства N...-ИП;

- действия судебного пристава-исполнителя Л. по нарушению в отношении К.Т. статей 11, 24, 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" совершенные при возбуждении и в ходе исполнительного производства N...-ИП;

- действия судебного пристава-исполнителя З. по нарушению в отношении К.М. статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статей 79, 99, 101 Федерального закона "Об исполнительном производстве" по исполнительному производству N...-ИП;

- действия судебного пристава-исполнителя П.Е.Ф. по нарушению в отношении К.М. статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статей 79, 99, 101 Федерального закона "Об исполнительном производстве" по исполнительному производству N...-ИП

- бездействие судебного пристава-исполнителя Л. по нарушению статей 11, 24, 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в отношении К.М. и К.Т., в результате которого К.М. и К.Т. были причинены убытки в размере 7% от суммы долга, что составляет 8 846,81 (126 382,96 рублей х 7 / 100 = 8 846,81) рублей для каждого из должников.

В качестве мер по восстановлению нарушенного права истцы просили возложить обязанность на Кировский районный отдел Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу:

- освободить от ареста счет К.М. в ПАО ВТБ 24 и денежные средства К.М. в виде пенсии по старости, размер которой менее прожиточного уровня;

- вернуть К.М. незаконно взысканные с 3 апреля 2017 года по 10 февраля 2018 года суммы в размере 30 935,12 рублей, полученные Кировским районным отделом Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 3 апреля 2018 года отказано в удовлетворении заявленных требований.

В апелляционной жалобе К.М. ставит вопрос об отмене состоявшегося решения суда и принятии нового, полагает решение постановленным при неправильном применении норм права и оценке доказательств.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец - К.Т., административные ответчики - Кировский районный отдел судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов России по Санкт-Петербургу судебный пристав-исполнитель К.А., начальник Кировского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов России по Санкт-Петербургу не явились, извещены судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, о причинах своей неявки в судебное заседание не известили, административный истец представление своих интересов доверил представителю, имеющему надлежащим образом удостоверенные полномочия, в связи с чем судебная коллегия в порядке части 2 статьи 150 и статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие указанных лиц.

Судебная коллегия, выслушав явившихся участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, полагает решение суда оставить без изменения по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 121 Федерального закона Российской Федерации от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

В силу статьи 4 указанного Федерального закона исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, уважения чести и достоинства гражданина, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, а также соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Согласно статье 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Как установлено судом и следует из материалов дела, постановлением судебного пристава-исполнителя от 14 марта 2017 года на основании исполнительного листа серии ФС N..., выданного Кировским районным судом Санкт-Петербурга по делу N..., возбуждено исполнительное производство NN...-ИП, предметом исполнения по которому является взыскание с К.М. в пользу Санкт-Петербургского Государственного казенного учреждения "Жилищное агентство Кировского района Санкт-Петербурга" задолженности по платежам за жилую площадь, коммунальные платежи, включая пени, в размере 126 382,96 рублей.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 14 марта 2017 года, на основании исполнительного листа серии ФС N..., выданного Кировским районным судом Санкт-Петербурга по делу N..., возбуждено исполнительное производство N...-ИП, предметом исполнения по которому является взыскание с К.Т. в пользу Санкт-Петербургского Государственного казенного учреждения "Жилищное агентство Кировского района Санкт-Петербурга" задолженности по платежам за жилую площадь, коммунальные платежи, включая пени, в размере 126 382,96 рублей.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 14 марта 2017 года названные исполнительные производства объединены в сводное с присвоением ему общего N...-СВ.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 7 июля 2017 года обращено взыскание на пенсию и иные доходы должника К.Т. в пределах всей суммы задолженности, с указанием на производство ежемесячного удержания в размере 50%.

Постановлениями судебного пристава-исполнителя от 31 марта 2017 года обращено взыскание на денежные средства К.М., находящиеся на счетах в ПАО Сбербанк России, ВТБ 24 (ПАО).

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 27 апреля 2017 года обращено взыскание на пенсию и иные доходы должника К.М. в пределах всей суммы задолженности, с указанием на производство ежемесячного удержания в размере 50%.

Обосновывая требования административного иска, административные истцы ссылались на то, что судебным приставом-исполнителем обращено взыскание на пенсию должника К.М., в результате которого остаток будет составлять менее прожиточного минимума, в то время как денежные средства по социальным выплатам взысканы в размере всех 100%.

Также истцы ссылались на незаконность постановления о возбуждении исполнительного производства, ввиду его ненаправлении должникам в установленный срок (19 апреля 2017 года, а не 15 марта 2017 года).

Кроме того, истца указывали, что судебный пристав-исполнитель в нарушение статей 11, 14.1, 17 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не уведомил должников об установленном сроке для добровольного исполнения требований исполнительного документа, не предложил предоставить документы, подтверждающие наличие у должником имущества, не направил постановление о применении мер принудительного исполнения и мер по наложению ареста на пенсию.

Полагая незаконными действия старшего судебного пристава, истцы ссылались на их обращение 14 сентября 2017 года с жалобой, поданной в порядке подчиненности, в удовлетворении которой было отказано с нарушением срока рассмотрения.

Также истцы указали, что понесенные ими убытки они связывают с незаконным, по их мнению, взысканием исполнительского сбора в размере 8 846,81 рублей с каждого из должников.

Оценивая приведенные доводы административного иска, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований, поскольку оспариваемые действия (бездействия) административных ответчиков являются обоснованными, принятыми в рамках предоставленных полномочий.

Судебная коллегия полагает, что данный вывод суда основан на правильном применении к спорным правоотношениям требований статей 2, 4, 64, 68, 98, 99 части 2 статьи 5, части 1 статьи 101 Федерального закона Российской Федерации от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", статей 12, 13 Федерального закона Российской Федерации от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах", статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", что подтверждается представленными при разрешении спора доказательствами, которым судом первой инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии со статьями 59, 62, 63 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы, что суд должен был возвратить поданный административный иск, ввиду отсутствия у К.М. права представлять интересы К.Т. при рассмотрении судом споров в порядке административного судопроизводства, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку из материалов дела следует, что К.М. была допущена судом к участию в деле в качестве представителя К.Т. на основании доверенности от 27 ноября 2017 года, об отсутствии у нее прав на представление не заявляла. Из протокола судебного заседания от 3 апреля 2018 года следует, что К.М. предоставила суду доверенность в подтверждение наличия у нее полномочий действовать от имени К.Т., от участия в деле в качестве представителя не отказывалась. Административные ответчики не оспаривали право К.М. представлять интересы К.Т. Кроме того, материалы дела содержат заявление К.Т. с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие, с участием его представителя К.М.

При таких обстоятельствах, учитывая, что К.Т. является <...> К.М., имеет <...>, о нарушении каких-либо конкретных прав истцов из-за допуска К.М. к участию в деле в качестве представителя К.Т. не заявлено, то указанное не может быть расценено, как нарушающее права К.М. и К.Т.

Доводы апелляционной жалобы о получении судебных повесток за 3 дня до начала рассмотрения спора не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку из материалов дела следует, что о судебном заседании, в котором дело было разрешено по существу (3 апреля 2018 года), административные истцы были уведомлены 27 февраля 2018 года, то есть более чем за месяц.

Доводы апелляционной жалобы, что судебный пристав-исполнитель З. в ходе рассмотрения спора злоупотребляла своими правами, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку не имеют правового значения к существу заявленных требований, указанный судебный пристав-исполнитель лицом, участвующим в деле не являлся.

Доводы апелляционной жалобы, что суд в своем решении не указал фамилии административных ответчиков и заинтересованных лиц, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку противоречат материалам дела.

Оценивая доводы апелляционной жалобы о несогласии с протоколом судебного заседания от 3 апреля 2018 года, судебная коллегия учитывает, что они были расценены судом первой инстанции как замечания на протокол и рассмотрены в установленным порядке. Определением суда от 7 мая 2018 года в их удовлетворении отказано.

Несогласие с приведенными в решении суда нормами права не может быть положено в основу отмены решения суда, поскольку данное обстоятельство не привело к вынесению по существу незаконного и необоснованного решения.

Оценивая доводы апелляционной жалобы, что суд пришел к необоснованному выводу о наличии у судебного пристава-исполнителя возможности ареста денежных средств с оставлением должнику менее прожиточного минимума, а также списания социальных выплат в полном объеме, судебная коллегия учитывает следующее.

При рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд проверяет законность решения, действия (бездействия) в части, которая оспаривается, и в отношении лица, которое является административным истцом. При проверке законности этих решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, в полном объеме (часть 8 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Частью 1 статьи 101 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" предусмотрены виды доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

Среди видов доходов, указанных в названной норме права, заработная плата, пенсия и ЕДВ, независимо от их размера, не значатся.

Согласно части 1 статьи 64 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

В соответствии с пунктом 2 статьи 98 вышеупомянутого Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ, при отсутствии или недостаточности у должника заработной платы и (или) иных доходов для исполнения требований о взыскании периодических платежей либо задолженности по ним взыскание обращается на денежные средства и иное имущество должника в порядке, установленном главой 8 настоящего Федерального закона.

Таким образом, обращение взыскания на пенсию должника судебным приставом-исполнителем могло быть произведено при соблюдении требований статьи 98 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", в связи с чем при разрешении настоящего дела по существу подлежали выявлению отсутствие или недостаточность у должника денежных средств и иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме.

Из представленных в материалы дела копий исполнительных производств следует отсутствие у должников какого-либо имущества, на которое может быть обращено взыскание с целью исполнения требований исполнительного документа. Административные истцы на такое имущество не указывают.

Федеральный законодатель, предусматривая в статье 99 Закона об исполнительном производстве возможность удержания из заработной платы и иных доходов должника и порядок исчисления размера такого удержания, в части 2 установил, что при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов.

Исходя из буквального прочтения приведенной нормы, она не содержит запрета на установление размера удержания в максимальном пределе.

Вместе с тем при совершении исполнительных действий судебный пристав-исполнитель не вправе игнорировать принципы исполнительного производства, установленные статьей 4 поименованного закона: принципы законности, уважения чести и достоинства гражданина, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи.

Поскольку положения части 2 статьи 99 Закона об исполнительном производстве предусматривают лишь максимально возможный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника, судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать такой размер удержания, который бы учитывал материальное положение должника.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно высказывал правовую позицию, согласно которой, в случае, если пенсия является для должника-гражданина единственным источником существования, необходимость обеспечения баланса интересов кредитора и должника-гражданина требует защиты прав последнего путем сохранения для него и лиц, находящихся на его иждивении, необходимого уровня существования, с тем чтобы не оставить их за пределами социальной жизни. По смыслу частей 2 и 4 статьи 99 Закона об исполнительном производстве конкретный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств дела, при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи (постановление от 12 июля 2007 года N 10-П и определения от 13 октября 2009 года N 1325-О-О, от 15 июля 2010 года N 1064-О-О, от 22 марта 2011 года N 350-О-О, от 17 января 2012 года N 14-О-О и от 24 июня 2014 года N 1560-О).

Таким образом, при определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, чтобы обеспечить самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и реализацию его социально-экономических прав. При этом необходимо сочетание двух основополагающих положений - конституционного принципа исполняемости судебных решений и установления пределов возможного взыскания, не затрагивающего основное содержание прав должника, в частности, с тем чтобы сохранить должнику-гражданину необходимый уровень существования.

Вместе с тем, судебная коллегия принимает во внимание, что К.М., утверждая о том, что получаемая ею пенсия является единственным источником к существованию, вместе с тем в административном иске ссылается, что ранее 1 декабря 2017 года, не знала о производимых с апреля 2017 года удержаниях. О производимых удержаниях стало известно при попытке получить накопительную часть пенсии.

Таким образом, административный истец более 8 месяцев не придавала значения удержаниям с пенсионных и социальных выплат (в полном объеме) сумм, являющихся, с ее слов, для нее значительными.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что указывая на то, что сумма, остающаяся после удержания взыскиваемых сумм, не превышает величину прожиточного минимума, административный истец не придает значения тому обстоятельству, что первоначальная сумма, выплачиваемая в качестве пенсионного содержания, не превышает прожиточный минимум.

Также судебная коллегия учитывает, что полагая действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановлений незаконными, сами постановления об обращении взыскания административные истцы не оспаривают.

Вместе с тем, в соответствии в частью 1 статьи 178 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд принимает решение по заявленным административным истцом требованиям.

Согласно статье 2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий, применения мер принудительного исполнения.

Частью 1 статьи 12 Федерального закона "О судебных приставах" предусмотрено, что в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Исполнительными действиями согласно части 1 статьи 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

В соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель вправе накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение.

Мерами принудительного исполнения согласно части 1 статьи 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве" являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, в соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 68 названного Федерального закона, относится к мерам принудительного исполнения.

При этом, согласно части 3 статьи 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" взыскание на имущество должника по исполнительным документам обращается в первую очередь на его денежные средства в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, за исключением денежных средств должника, находящихся на залоговом, номинальном, торговом и (или) клиринговом счетах.

Из содержания статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, части 1 статьи 121 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" следует, что оспариваемые решения, действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей могут быть признаны незаконными при наличии одновременно двух условий: они не соответствует закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушают права и законные интересы гражданина или юридического лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием.

Исходя из положений статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, самостоятельными предметами судебной проверки могут быть действия, бездействие, решения государственных органов.

В силу присущего административному судопроизводству принципу диспозитивности только истец определяет, защищать ему или нет свое нарушенное или оспариваемое право (часть первая статьи 4 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), к кому предъявлять иск (пункт 3 части второй статьи 125 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) и в каком объеме требовать от суда защиты (часть первая статьи 178 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Соответственно, суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен истцом, и только в отношении того ответчика, который указан истцом, за исключением случаев, прямо определенных в законе.

Исходя из широкой диспозитивности поведения административного истца, именно последний наделен исключительным правом на формирование предмета судебной проверки в пределах компетенции соответствующего суда.

Из доводов апелляционной жалобы следует, что фактически административные истцы не согласны с постановлениями судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на денежные средства, находящиеся в банке и иной кредитной организации.

Так, к действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению.

К решениям относятся акты органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных, муниципальных служащих и приравненных к ним лиц, принятые единолично или коллегиально, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций.

Из материалов дела следует, что оспариваемые административными истцами действия и бездействия судебных приставов-исполнителей относятся к вынесению должностными лицами постановлений об обращении взыскания на денежные средства. Однако таких требований истцами при рассмотрении спора заявлено не было. Соответственно, суд правомерно рассматривал дело в пределах определенного истцами предмета спора.

Судебная коллегия полагает, что неверное, как следует из апелляционной жалобы, формулирование административным истцом требований в просительной части не свидетельствует об ином предмете спора, который подлежал оценке судом.

Согласно части 1 статьи 5 Федерального закона "Об исполнительном производстве" принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы.

При этом, в силу части 2 статьи 5 названного Федерального закона непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений Федеральной службы судебных приставов и судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов.

Полномочия судебных приставов-исполнителей в соответствии с частью 3 статьи 5 Федерального закона "Об исполнительном производстве" определяются настоящим Федеральным законом, Федеральным законом "О судебных приставах" и иными федеральными законами.

Согласно статье 1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах" на судебных приставов возлагаются задачи, в том числе, по осуществлению принудительного исполнения судебных актов.

Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 года N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" создана Федеральная служба судебных приставов, которой переданы функции Министерства юстиции Российской Федерации по обеспечению исполнения решений судов и других органов, установленного порядка деятельности судов, за исключением функций по принятию нормативных правовых актов в установленной сфере деятельности.

Указ N 314 опубликован в изданиях: "Российская газета", N 50, 12 марта 2004 года и "Собрание законодательства Российской Федерации", N 11, 15 марта 2004 года.

Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года N 1316 "Вопросы Федеральной службы судебных приставов" утверждено Положение о Федеральной службе судебных приставов, за которой закреплен статус самостоятельного федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по обеспечению установленного порядка деятельности судов, исполнению судебных актов и актов других органов, подведомственного Министерству юстиции Российской Федерации.

Согласно пункту 4 названного Положения Федеральная служба судебных приставов осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через территориальные органы.

В соответствии с пунктом 1.1 Типового положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов, утвержденного Приказом Минюста России от 21 мая 2013 года N 74, Территориальным органом Федеральной службы судебных приставов является управление (отдел) Федеральной службы судебных приставов, действующее на территории субъекта (субъектов) Российской Федерации.

Согласно Приложению N 2 к указанному приказу Территориальным органом Федеральной службы судебных приставов в Санкт-Петербурге является Управление Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу.

При этом, в силу пункта 1.5 Типового положения территориальный орган осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через свои структурные подразделения.

В соответствии с пунктом 3.1 Типового положения в территориальный орган Федеральной службы судебных приставов входят структурные подразделения территориального органа Федеральной службы судебных приставов, состоящие из государственных служащих и работников, возглавляемые начальниками отделов - старшими судебными приставами.

Согласно пункту 1.1 части 1 статьи 4 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах" судебные приставы исполняют возложенные на них обязанности в структурных подразделениях Федеральной службы судебных приставов.

Статьей 3 Федерального закона "О судебных приставах" предусмотрено, что судебным приставом может быть гражданин Российской Федерации, достигший возраста 21 год, имеющий среднее общее или среднее профессиональное образование (для старшего судебного пристава, заместителя старшего судебного пристава - высшее юридическое образование, для судебного пристава-исполнителя - высшее юридическое или высшее экономическое образование), способный по своим деловым и личным качествам, а также по состоянию здоровья исполнять возложенные на него обязанности.

Пунктом 1.1 статьи 4 Федерального закона "О судебных приставах" установлено, что судебные приставы исполняют возложенные на них обязанности в структурных подразделениях Федеральной службы судебных приставов (судебные приставы при руководителе Федеральной службы судебных приставов - главном судебном приставе Российской Федерации и структурных подразделениях территориальных органов Федеральной службы судебных приставов).

Таким образом, поскольку Кировский районный отдел судебных приставов является структурным подразделением Управления федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу, полномочия судебных приставов - исполнителей, в настоящем деле не оспариваются, а также принимая во внимание, что в силу действующего законодательства в компетенцию судебного пристава-исполнителя входит принятие всех необходимых для целей исполнительного производства исполнительных действий, ошибочно полагать об отсутствии у административных ответчиков, являющихся сотрудниками структурного подразделения территориального органа Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу, полномочий на принятие оспариваемых постановлений.

Доводы апелляционной жалобы, что суд не верно не рассмотрел вопрос о наличии оснований для привлечении административных ответчиков к административной или дисциплинарной ответственности, отказав в удовлетворении требований о привлечении ответчиков к административной ответственности, указав на то, что данные требования подлежат рассмотрению в порядке Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

Из положений статьи 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что законодательство об административных правонарушениях состоит из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

В то время как согласно части 1 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, настоящий Кодекс регулирует порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции (далее также - суды) административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

Таким образом, федеральным законодателем в рамках реализации предоставленной ему широкой конституционной дискреции произведено разграничение видов судопроизводства, среди которых обособлено производство по делам о привлечении к административной ответственности.

Кроме того, судебная коллегия принимает во внимание, что уточненный в порядке статьи 46 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административный иск, как верно указано в апелляционной жалобе, не содержал требования о привлечении ответчиков к административной ответственности.

Оценивая доводы апелляционной жалобы, что суд пришел к необоснованному выводу об отсутствии нарушений старшего судебного пристава по рассмотрению поданной 8 сентября 2017 года жалобы, судебная коллегия учитывает, что соответствующего требования административный иск не содержит, в связи с чем названные выводы суда являются лишь оценкой представленным в материалы дела доказательств.

Доводы апелляционной жалобы о наличии оснований для применения к рассматриваемым правоотношениям положений Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 года N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку названный Закон утратил силу с 15 сентября 2015 года в связи с принятием Федерального закона от 8 марта 2015 года N 22-ФЗ "О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации".

Доводы апелляционной жалобы, что судом незаконно не истребовано сводное исполнительное производство, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку в материалы дела было представлено достаточно доказательств, в том числе материалы сводного исполнительного производства, позволяющих суду рассмотреть заявленный спор по существу.

При этом судебная коллегия учитывает, что в случае наличия, по мнению стороны административного истца, оснований для истребования сводного исполнительного производства в полном объеме, истец не был лишен возможности ходатайствовать об этом перед судом.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, оценка доказательств по делу была произведена судом по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по правилам относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд отразил в решении. Несогласие с оценкой принятых судом доказательств не свидетельствует о незаконности принятого судом решения.

Доводы апелляционной жалобы, что суд, отказывая во взыскании убытков, пришел к необоснованному выводу, что таким образом истец оспаривает взысканный судебным приставом-исполнителем исполнительский сбор, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку из просительной части административного иска, принятого судом в судебном заседании 27 февраля 2018 года порядке статьи 46 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации следует, что требования о взыскания убытков, так же как и требования о взыскании морального вреда истцы не заявляли.

Исходя из доводов административного иска и его просительной части, судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда, что заявляя требования об обязании судебного пристава-исполнителя вернуть незаконно взысканные суммы, истцы тем самым требований о взыскании убытков, подлежащих рассмотрению в порядке гражданского процессуального законодательства не заявляли. По существу, истцы в порядке реализации положений главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации заявили о наиболее соответствующем, по их мнению, обстоятельствам дела способе восстановления их нарушенного права. При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает обоснованным рассмотрение судом первой инстанции названных доводов и требований в порядке административного судопроизводства.

Доводы апелляционной жалобы, что административный истец К.Т. не был извещен о дате и времени судебного заседания, ввиду того, что К.М. не имеет должным образом удостоверенных полномочий, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку как следует из материалов дела К.М. взяла у суда судебное извещение о судебном заседании 3 апреля 2018 года для передачи К.Т., при этом материалы дела содержат его заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, с участием его представителя К.М.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что представленная в материалы дела доверенность наделяет К.М. правом получать всю направляемую в адрес К.Т. корреспонденцию.

Воспользовавшись предоставленными полномочиями К.М. неоднократно, на протяжении рассмотрения настоящего спора получала направляемую в адрес К.Т. корреспонденцию, в связи с чем, судебная коллегия полагает, что судом была исполнена возложенная на него обязанность по извещению административного истца путем передачи судебного извещения от 27 февраля 2018 года о дате и времени рассмотрения спора (3 апреля 2018 года в 14:00) для К.Т., через К.М.

При таком положения, судебная коллегия полагает, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения заявленных требований, в то время как доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами районного суда и не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения районного суда.

Руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 3 апреля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.


Вернуться назад
Определение Верховного суда Республики Татарстан от 02.12.2019 N 33-19958/2019 по делу N 2-1906/2017
Определение Верховного суда Республики Татарстан от 02.12.2019 N 33-19958/2019 по делу N 2-1906/2017

Определение Верховного суда Республики Татарстан от 02.12.2019 N 33-19958/2019 по делу N 2-1906/2017...

Подробнее
Юридическое сопровождение бизнеса
Юридическое сопровождение бизнеса

Услуги по юридическому сопровождению бизнеса. Юристы ООО «Время для права» представляют профессиональные...

Подробнее
Комментарии
Комментариев нет. Станьте первым!
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив