Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 17.12.2019 по делу N 88-2525/2019

Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 17.12.2019 по делу N 88-2525/2019 Требование: О признании незаконными действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненных незаконными действиями и бездействием судебных приставов-исполнителей. Обстоятельства: Истец указал, что действия судебных приставов свидетельствуют о ненадлежащем отношении к служебным обязанностям и грубом нарушении закона о сроках исполнительного производства. Решение: Требования удовлетворены частично.

ЧЕТВЕРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2019 г. по делу N 88-2525/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Э. к Управлению ФССП России по Краснодарскому краю, Отдел судебных приставов по Западному округу города Краснодара, Отделу судебных приставов по Прикубанскому округу города Краснодара, о признании незаконными действий бездействия судебных приставов-исполнителей, взыскании материального ущерба компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями и бездействием судебных приставов-исполнителей по кассационной жалобе Э. на решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 25 января 2019 года и апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 30 мая 2019

Заслушав доклад судьи Д.С.Е., выслушав посредством ВКС истицу Э., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Э. обратилась в суд с иском к Управлению ФССП России по Краснодарскому краю, Отделу судебных приставов по Западному округу гор. Краснодара, Отделу судебных приставов по Прикубанскому округу гор. Краснодара о признании незаконными действий и бездействия судебных приставов-исполнителей, взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями и бездействием судебных приставов-исполнителей. Просила взыскать с ответчиком причиненный ей моральный вред, оцененный в 300 000 рублей, а также материальный ущерб в размере 180 000 рублей за шестимесячный период просрочки оплаты алиментов на содержание ее малолетнего ребенка, а также возбуждение уголовного преследования в отношении виновных должностных лиц.

В обоснование требований указала, что 5 ноября 2016 года она подала в Гагаринский районный суд г. Севастополя иск об установлении отцовства и взыскании алиментов на содержание сына ФИО1 ФИО16, ДД.ММ.ГГГГ года рождения с Е.

31 мая 2018 года вынесено решение о взыскании алиментов с ответчика Е. в ее пользу на содержание ребенка с момента подачи иска в суд до совершеннолетия сына. Решение вступило в законную силу.

16 июня 2018 года она направила в адрес УФССП России по Краснодарскому краю по месту жительства ответчика заявление о возбуждении исполнительного производства. 29 июня 2018 года в ее адрес было направлено письмо о том, что УФССП по Краснодару пересылает исполнительное производство для исполнения по территориальности в ОСП по Западному округу г. Краснодара. В письме был указан адрес должника согласно исполнительному листу: <адрес>, хотя в заявлении она указывала фактический адрес ответчика: <адрес>.

В нарушение сроков, предусмотренных ФЗ-229 "Об исполнительном производстве" письмо с постановлением об отказе в возбуждении исполнительного производства от 10 июля 2018 года отправлено ей почтой 25 июля 2018 года на основании того, что исполнительный документ предъявлен не по месту совершения исполнительных действий и ею получено это письмо по почте 2 августа 2018 года. Считает, что действия судебных приставов свидетельствуют о ненадлежащем отношении к служебным обязанностям и грубом нарушении закона о сроках исполнительного постановления.

Не может получить возврат оригинала исполнительного листа из-за ненадлежащей работы судебного пристава-исполнителя, не поставившего ее в известность о наличии постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства, хотя согласно ФЗ-229 "Об исполнительном производстве", не позднее дня, следующего за вынесением постановления, пристав обязан был направить его по почте.

Истица ФИО1, участвуя в суде первой инстанции посредством видеоконференц-связи поддержала заявленные требования, и просила их удовлетворить в полном объеме, по основаниям, изложенным в исковом заявлении, пояснила, что в настоящее время решение суда исполняется, Е. выплатил ей сумму долга на содержание ребенка в размере 386 000 рублей и задолженность по алиментам с 21 ноября 2016 года.

Обжалуемым решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 25 января 2019 года исковые требования Э. удовлетворены частично.

Суд признал незаконными действия Управления ФССП России по Краснодарскому краю по направлению заявления истицы о возбуждении исполнительного производства от 16 июня 2018 года в Отдел судебных приставов по Западному округу гор. Краснодара, совершенными в нарушение части 4 статьи 30 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Суд признал незаконными действие (бездействия) Отдела судебных приставов по Прикубанскому округу гор. Краснодара, выразившихся в не принятии мер, предусмотренных Федеральным законом от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", в том числе: не возбуждении исполнительного производства по заявлению взыскателя; отказе в возбуждении исполнительного производства по заявлению истицы от 19 октября 2018 г.

Суд признал незаконными бездействия Отдела судебных приставов по Западному округу гор. Краснодара, выразившееся в не направлении копии постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства от 10 июля 2018 года, с приложением оригинала исполнительного документа - исполнительного листа серия ФС N 007341633 от 7 июня 2018 года взыскателю в установленный частью 2 статьи 31 Федерального закона от 02.10.2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", срок. В остальной части в удовлетворении иска - отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 30 мая 2019 года решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 25 января 2019 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба истицы Э. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе истец просит судебные постановления отменить в части отказа в возмещении морального вреда и материального ущерба и наложении штрафа на сотрудников ответчиков и принять новое решение о наложении штрафа на всех должностных лиц, чьи действия и бездействие были признаны незаконными и взыскать возмещение морального вреда и материального ущерба.

Суды неправильно применили нормы материального и процессуального права, формально сослались на отсутствие доказательств причинно-следственной связи между действиями ответчиков и причиненным ей моральным и материальным вредом. Указывает, что выводы суда о том, что судебные приставы предприняли все возможные методы и законные способы, направленные на исполнение решения суда, не обоснован, опровергается представленными истцом документами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, рассмотрев дело в соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также - ГПК РФ) в пределах содержащихся в поданной жалобе доводов, в отсутствие извещенных в порядке статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также - ГК РФ) и статьи 167 ГПК РФ, но неявившихся представителей ответчиков, судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

Согласно части 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Вопреки доводам кассационной жалобы, оснований для отмены судебных постановлений по разрешенному спору судом кассационной инстанции не усматривается.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 5 декабря 2018 года судебным приставом-исполнителем Отдела судебных приставов по Прикубанскому округу г. Краснодара УФССП по Краснодарскому краю К. возбуждено исполнительное производство N 2264275/18/23041ИП в отношении должника Е. в пользу взыскателя Э., предметом исполнения по которому являются алименты на содержание ребенка в размере 1/6 заработка или иного дохода, согласно решению Гагаринского районного суда гор. Севастополя от 31 мая 2018 года по делу N 2-1/2018.

Согласно постановлению указанного судебного пристава-исполнителя от 31 декабря 2018 года о расчете задолженности по алиментам, а также его постановлению от 11 января 2019 года о распределении денежных средств, поступающих во временное распоряжение структурного подразделения территориального органа ФССП России, должником Е. по платежному поручению N 62527 от 30 декабря 2018 года были перечислены на депозитный счет Отдела судебных приставов по Прикубанскому округу города Краснодара денежные средства в сумме 368 450,34 рублей, что составляет задолженность должника Е. по алиментам за период с 21 ноября 2016 года по 31 декабря 2018 года, и распределены по исполнительному производству N 2264275/18/23041ИП.

Таким образом, по состоянию на 1 января 2019 года задолженность по исполнительному производству N 2264275/18/23041-ИП у должника Е. отсутствует.

В то же время, суд обоснованно установил, что права взыскателя ЭльХарири М.Х., предусмотренные ФЗ "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ были нарушены.

Так, 16 июня 2018 года истица Э. обратилась с заявлением в Управление ФССП России по Краснодарскому краю о возбуждении исполнительного производства на основании решения Гагаринского районного суда гор. Севастополя от 31 мая 2018 года по делу N 2-1/2018. К заявлению были приложены: оригинал исполнительного листа серия ФС N 007341633 от 7 июня 2018 года; копия паспорта заявителя Э.

Указанное заявление было подано в Управление ФССП России по Краснодарскому краю, в связи с тем, что взыскателю Э. было неизвестно, в каком подразделении судебных приставов должно быть возбуждено исполнительное производство.

29 июня 2018 года заявление было направлено в Отдел судебных приставов по Западному округу гор. Краснодара для принятия решения в соответствии с законодательством, что подтверждается сопроводительным письмом от 29 июня 2018 года.

10 июля 2018 года на основании постановления судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Западному округу г. Краснодара Г. в возбуждении исполнительного производства было отказано поскольку исполнительный документ предъявлен не по месту совершения исполнительных действий в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 31 ФЗ "Об исполнительном производстве".

В соответствии частью 4 статьи 30 ФЗ "Об исполнительном производстве", если взыскателю неизвестно, в каком подразделении судебных приставов должно быть возбуждено исполнительное производство, то он вправе направить исполнительный документ и заявление в территориальный орган Федеральной службы судебных приставов (главному судебному приставу субъекта (главному судебному приставу субъектов) РФ) по месту совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, определяемому в соответствии со статьей 33 настоящего Федерального закона, который направляет указанные документы в соответствующее подразделение судебных приставов в пятидневный срок со дня их получения, а если исполнительный документ подлежит немедленному исполнению - в день их получения.

Частью 2 статьи 31 ФЗ "Об исполнительном производстве" установлено, что копия постановления судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства с приложением всех поступивших документов не позднее дня, следующего за днем вынесения указанного постановления, направляется взыскателю, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

Судом были проверены доводы истицы о бездействии судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Западному округу г. Краснодара Г. и признаны обоснованными, поскольку доказательств, подтверждающих направление указанного постановления взыскателю в установленный частью 2 статьи 31 ФЗ "Об исполнительном производстве" срок суду в нарушение ст. 56 ГПК РФ не предоставлено.

Согласно списку N 213 внутренних почтовых отправлений ОСП по Западному округу г. Краснодара, постановление судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Западному округу г. Краснодара Г. от 10 июля 2018 года было включено 20 июля 2018 года в реестр N 213 и направлено в адрес взыскателя Э. только 24 июля 2018 года.

Таким образом, судебным приставом-исполнителем были нарушены требования части 2 статьи 31 ФЗ "Об исполнительном производстве".

3 августа 2018 года истица Э. повторно обратилась с заявлением в Отдел судебных приставов по Прикубанскому округу города Краснодара, которое было получено исполнителями 14 августа 2018 года.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Прикубанскому округу г. Краснодара С. от 19 октября 2018 года в возбуждении исполнительного производства на основании исполнительного листа серия ФС N 007341633 от 7 июня 2018 года было отказано в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 31 ФЗ "Об исполнительном производстве".

Между тем, доказательств, подтверждающих направление указанного постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства в адрес взыскателя, суду не представлено.

Кроме того, в нарушение требований части 1 статьи 31 ФЗ "Об исполнительном производстве", постановление судебным приставом-исполнителем вынесено по истечении трехдневного срока со дня поступления к нему исполнительного документа. Доказательств обратного в материалах дела не имеется.

При этом судом учтено, что судебным приставом-исполнителем С., не были предприняты меры по исполнению требований исполнительного документа - исполнительного листа серия ФС N 007341633 от 7 июня 2018 года о взыскании алиментов с должника Е. в пользу взыскателя Э., в том числе не осуществлен выход по месту жительства должника для установления его местонахождения, и его адреса.

С учетом изложенного законных оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства на основании исполнительного листа серия ФС N 007341633 от 7 июня 2018 года у судебного пристава-исполнителя С., не имелось.

С учетом этих обстоятельств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований Э. к Управлению ФССП России по Краснодарскому краю, Отделу судебных приставов по Западному округу гор. Краснодара, Отделу судебных приставов по Прикубанскому округу гор. Краснодара, о признании незаконными действий и бездействия указанных судебных приставов-исполнителей.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229 ФЗ "Об исполнительном производстве" задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством РФ случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Согласно части 1 статьи 30 указанного Федерального закона установлено, что судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Главой 7 ФЗ "Об исполнительном производстве" установлены исполнительные действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, и которые судебный пристав-исполнитель вправе совершать при осуществлении исполнения судебных актов.

В соответствии со статьей 121 ФЗ "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ, постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.

Разрешая исковые требования в части отказа в возложении взыскания на ответчиков, суд первой инстанции правильно исходил из положений пункта 85 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" согласно которому отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Также судом установлено, что в настоящее время задолженность по исполнительному производству N 2264275/18/23041-ИП должником Е. погашена, т.е. факт причинения реального ущерба отсутствует.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что судом правильно, всесторонне и полно исследованы доказательства, спор между сторонами разрешен в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права. Судом первой инстанции правомерно указано на то, что возмещение убытков возможно при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности за правонарушения и отсутствие одного из вышеперечисленных условий влечет за собой отказ суда в удовлетворении требований о возмещении вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для признания выводов судов незаконными, поскольку эти выводы судов соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствами и основаны на правильном применении норм материального права.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом не были привлечены к административной ответственности сотрудники ответчиков обоснованно оставлены без удовлетворения, поскольку данный вид правоотношений не подлежит разрешению в гражданском судопроизводстве.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1).

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

Совокупность обстоятельств, имеющих значение для дела, определяется характером спорных правоотношений и содержанием норм материального права, подлежащих применению при разрешении спора.

При подаче иска о возмещении вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя потерпевшая сторона в соответствии с пунктом 82 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" обязана доказать следующие обстоятельства:

противоправность действий (бездействия) пристава, т.е. вину причинителя вреда.

факт причинения вреда и его размер;

причинно-следственную связь между незаконными действиями пристава и наступившими последствиями (причинением вреда).

Таким образом, лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать весь указанный фактический состав. Отсутствие хотя бы одного из условий ответственности влечет отказ в удовлетворении иска.

Доказательств наличия такой совокупности истицей представлено не было, по этим же основаниям исковые требования о взыскании с ответчиков, заявленного истицей ко взысканию морального вреда, не подлежал удовлетворению, как не предусмотренные законом.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (п. 2).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3).

В силу частей 3 и 4 статьи 390 ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 28 ноября 2018 года N 451-ФЗ"), суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

Судебная коллегия находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана по правилам ст. 67 ГПК РФ, соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и в жалобе по существу не опровергнуты.

Доводы кассационной жалобы были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, основаны на неверном толковании норм права, направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств.

В оспариваемых постановлениях им дано необходимое правовое обоснование.

Кроме того, следует отметить, что одним из принципов верховенства права является принцип правовой определенности, предусматривающий недопустимость пересмотра вступившего в законную силу судебного акта только в целях проведения повторного слушания по делу и получения лицом, участвующим в деле, нового судебного акта.

Доводы кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

При таких данных, обжалуемый судебный акт сомнений в его законности с учетом доводов кассационной жалобы не вызывает, а предусмотренные статьей 379.7 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 25 января 2019 года и апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 30 мая 2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу Э. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2019 N 33-56370/2019
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2019 N 33-56370/2019

Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2019 N 33-56370/2019 Обстоятельства:...

Подробнее
Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 22.01.2020 N 88-733/2020 по делу N 2-539/2019
Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 22.01.2020 N 88-733/2020 по делу N 2-539/2019

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 22.01.2020 N 88-733/2020 по делу N 2-539/2019...

Подробнее
Комментарии
Комментариев нет. Станьте первым!
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив